Родноверы Ногинска
  НОГИНСКАЯ  РУССКАЯ  ОБЩИНА  "РОД"

 НОВАЯ СТЕЗЯ РОДА РУСОВ

СТАРОРУССКИЙ КАЛЕНДАРЬ  /  ОБРЯДЫ НАШИХ ПРЕДКОВ

 

КОЛОДАРЪ:        БЕРЕЗЕНЬ    -    ЦВЕТЕНЬ    -    ТРАВЕНЬ    -    КРЕСЕНЬ    -    ЛИПЕНЬ       -    ЖНИВЕНЬ  

                           ВЕРЕСЕНЬ    -    ЛИСТОПАД    -    ГРУДЕНЬ    -    СТУДЕНЬ    -    ПРОСИНЬ    -    ВЬЮЖЕНЬ 

 

Помните! В каждой общине, у каждого волхва (жреца) свои методы работы с мирозданием, а потому и обряды могут различаться кардинально от подобных метод других волхвов (жрецов). Это нормально и естественно!

 

 

КОРМЛЕНИЕ (ЗАДАБРИВАНИЕ) ДУХОВ

  

____________________________________________________________________

 

Среди разных способов, с помощью которых регулируются взаимоотношения человека со сверхъестественными силами, в качестве наиболее популярного и приоритетного выступает ритуальное "кормление" духов. О нем упоминается в самых ранних исторических памятниках о славянах. 

Вплоть до начала ХХ века этот магический акт осознавался как наиболее актуальный и действенный в системе календарных, семейных, поминальных, хозяйственно-промысловых обычаев и обрядов, при гаданиях, в лечебной практике, в начале выпаса скота, при строительстве хозяйственных и жилых объектов, в экстремальных ситуациях (поиски пропавшего скота, усмирение природной стихии, в период эпидемий). 

 

Персонажи символического "кормления" 

 

Персонажами символического "кормления" чаще всего выступают: души обожествляемых предков, недавно умерших родственников, "заложных" покойников, духи-опекуны домашних и хозяйственных строений, духи-обогатители, природные духи, духи болезней, вредоносные существа и стихии (дикие звери, животные-вредители, градовая туча, буря, ветер), мифологические персонажи, представлявшие собой персонификацию времени или праздника и ряд др. 

 

Ритуальная пища 

 

В качестве ритуальной пищи, предлагаемой различным духам, фигурируют практически любые продукты (мясо скота и птицы, рыба, грибы и ягоды, орехи, мед, фрукты и овощи, яйца, бобы и горох, сухое и вареное зерно, молоко, коровье масло, сброженные напитки и т.п.), однако главными видами бескровной жертвы у славян считался хлеб, зерно и другие мучные и крупяные изделия (блины, кутья, разного рода каши, специально испеченный ритуальный хлеб, овсяной кисель). Особое значение в ритуалах "кормления" придавалось первому куску, первой отделенной порции, первым собранным плодам, выпеченным изделиям либо, наоборот, последним частям еды (остатки пищи, крошки, кости от съеденного обрядового животного, последний выпеченный хлеб и т.п.). 

 

Места размещения жертвенной пищи 

 

Места размещения жертвенной пищи в ритуалах "кормления" во многом совпадают с местами обитания (или временного пребывания) мифологических персонажей, известными по славянским поверьям. Это — углы дома, божница, стол, место под столом, окна, печь, запечье, дымоход, сени, чердак, подпол, хлев, место возле скота, столбы ворот, колодец, перекресток, межи полей, могила, поле, лес, дерево, заросли определенных растений, водоемы, омут, болото и т.п. Кроме того, люди оставляли пищу для духов рядом с рождественским снопом, возле дожинальной "бороды", клали ее на бадняк, подвешивали к новогодней елке, бросали в огонь, закапывали в землю. 

 

Действия с ритуальной пищей 

 

Многообразно представлены в славянских верованиях и в календарных обрядах сами действия с ритуальной пищей, предназначенной для угощения духов. Считалось, например, что акт символического "кормления" духов осуществлялся тогда, когда хозяева приглашали души предков (и другие персонажи) к совместной праздничной трапезе: 
 

- выкладывали по ложке от каждого блюда на стол, под стол, на особую тарелку, которую затем выносили за пределы дома; 
- раскладывали пищу по углам дома, выкладывали на божницу, бросали за окно, за печь и т.п.; 
- выносили во двор стол с угощением; 
- размещали еду на чердаке или крыше, в саду на фруктовых деревьях; 
- относили на могилы родственников; 
- забрасывали в воду или колодец, поминая утонувших родных;

- клали на ритуальный костер (краду).
 

В связи с широко распространенным у всех славян поверьем о том, что души умерших насыщаются паром от горячей пищи, люди в дни календарных поминок раскладывали по окнам, углам дома, на столе куски горячего хлеба, первый испеченный блин, горстку кутьи, вареного гороха и т.п., "чтобы души поели". Одной из форм угощения мифологических персонажей считалась раздача обрядовой пищи нищим, участникам календарных обходов (например, колядникам), гостям, соседям, священнослужителям либо кормление остатками ритуальной трапезы птиц и животных. 

 

Цель ритуального "кормления" 

 

Судя по вербальным формулам, сопутствующим актам символического "кормления", по мотивировкам ритуальных действий, целевые установки обычая сводятся к нескольким содержательным стереотипам: стремление человека войти в контакт с мифологическим персонажем, привлекая его соответствующим угощением; необходимость выделить для духов предков часть общесемейных благ, чтобы продемонстрировать выполнение своих обязательств перед умершими; накормить вредоносных мифологических персонажей с целью их задабривания и умилостивления (ср. примеры, когда угощение готовилось специально для духов болезней); попытка заманить демонов в отдаленные места (чтобы избавиться от них) особым угощением, которое люди выносили за пределы села и т.п. 

 

Однако в основе большинства мотивов подобных текстов, включенных в обряды символического "кормления", лежит логическая формула: "я даю тебе, чтобы ты дал мне". В самом раннем источнике, упоминавшем ритуалы анализируемой группы (речь идет о "Каталоге магии Рудольфа", датированном XIII веком, в котором осуждались языческие обычаи населения Силезии), говорится о том, что "в ночь Рождества Христова неверные оставляют (на ночь) накрытым стол для небесной властительницы, чтобы она им всячески помогала" (Karwot 1995, s.23). По свидетельству М. Федеровского, обильное угощение на "деды" белорусы готовили для того, "чтобы души с того света во всем бы помогали живущим на земле родственникам" (Federowski 1897, s.267). 

 

Концепция дарообмена во взаимоотношениях человека с потусторонними силами проявляется во множестве текстов, основанных на идее угощения мифологического персонажа взамен за ожидаемую услугу с его стороны. Ср. следующие в.-слав. примеры: "Дедушка-суседушка, на хлеб да соль, а мне дай здоровье"; "Вот тебе, царь-муравей, для разговенья первое яйцо, а мне дай приплод добрый овец"; "Дамавик-дамавый! Прыми ат мяне хлеб-соль — люби маих лошадей и жалуй"; "Вот тебе, Илья, борода — на лето уроди нам ржи да овса"; "Бусля, бусля, на табе галёпу, а мне дай жита копу"; чтобы отыскать пропавшую скотину, делают "относ" русалкам, говоря: "Прошу вас, русалки, мой дар примите, а скотинку возвратите" (Виноградова 1988, с.279). 

 

Таким образом, "кормление" мифологических персонажей считалось надежным способом заручиться его помощью в хозяйстве, в промысловых предприятиях, в заключении удачного брака, в получении сведений о будущем, при попытках найти пропавший скот, в лечении болезней и т.п. 

 

Виноградова Людмила Николаевна.

Славянская народная демонология: проблемы сравнительного изучения, 2001

 

 

 

Создать бесплатный сайт с uCoz